John's dad

Да жив я. жив. говорят вам

Перед тем, как уснуть в машине под рассказ Вши об открытии геномы, я залез в воду, а в это время солнце залезло в нее с другой стороны озера. День не был омрачен ни единым добродетельным поступком, ни единым созидательным актом и ни граммом милосердия. Идеальное летнее воскресенье исполненное праздности, расточительности и античного эгоизма. И ни одно животное не пострадало, ни красавица жена, ни старый питбул Пират, ни молодой енот, вылезший на дорогу в свете фар.
John's dad

С наступающим

Поздравляю желающих с моим днем рожденья.

Я его вообще в этом году не устраиваю, просто иду к другу и сижу там с полутора другими собутыльниками.
Но вот меня уже с утра поздравило четыре моих русских друга (один еврей, но, как выяснилось, необрезанный, а другой обрезанный, но крещеный) из России (один из Нью Джерси, нет два), люди с громкими именами, я их не называю, чтобы не прослыть тщеславным.
И вот я подумал, что надо создать место, где человек может спокойно оставить плоды своих поздравительных усилий. Вот оно это место и есть. Поздравляй, дорогой, не стесняйся. Тоже люблю.
John's dad

идеальная фотография

Иногда попадаются сюжеты, придуманные для снимов. В них есть уже все необходимые поэтические элементы. Иначе говоря, они словно результат обдуманного перформенса, который осталось только зарегистрировать. В то же время ценность их в том, что это "найденные обьекты", found art - так задумал аллах.

Сейчас я вспоминаю еще один такой снимок: арбузы в рогожных мешках на пристани в Казани. Шла посадка на теплоход "Булгары"; уйма мусульман и правительственных чиновников ехала в Волжские Булгары праздновать 1000 летие русского ислама. Это была последняя точка хаджа, прошедшего через разные точки империи: Ашхабад, Баку, Уфа, наконец Казань. Весь этот сброд сопровождала сьемочная группа Русского Видео, при которой я был фотографом.

Перед теплоходом была поездка в неописуемое село с покосившимся деревянным минаретом, где снималось обрезание и, с небольшим перерывом, роды. Обрезание было быстрым и страшным. Резник был пьян в дупель и орудовал опасной бритвой, которую носил в сапоге для гигиены обернутой в тряпицу. Ребенка, лет пяти, утешили, дав какую то большую монету. Не помню, имела ли хождение ли монета рупь. Если нет, тогда пятак.

Роды, наоборот, были томительно медленными. Вялая, некрасивая роженица никак не могла разродиться; персонал заскучал и стал настаивать на кесаревом; режиссер требовали натуральных родов, символический акт рождения магометанина не мог быть другим. Пока шли дискуссии, я слонялся по кабинетам и занимался любимым делом. Один снимок был таким (просто он есть в онлайн галлерее, легко сослаться): http://www.za-granizza.org/gallery/small-death/kazan_birth. Хотелось бы арбузы посмотреть, но я, если и положил куда, не могу найти. Бумажный, конечно есть, но сканировать целое дело. Лучше я его опишу.

Арбузы мягко выпирали из мешковины и напоминали сразу несколько вещей. Во первых, конечно, отрубленные головы; неотразимый набор: скрытое, варварское (мешковина), округлое, многочисленное. Во вторых, гряды холмов на восходе. Я специально снимал в контражуре, чтобы тени и воздушная перспектива рисовали суггестивные пейзажи. В третьих, эротические формы - не какого то определенного тела, а скорее пневматические выпуклости из армейских анекдотов.

Потом все погрузились и дошли до Булгар без происшествий. Там я тусовался с огромной шайкой газетных фотографов, среди которых была легендарная цыганка Ляля Федорова. Все они были оснащены казенными Никонами и, умора, завидовали моему деликатному Олимпусу.

Такие дела.

free counters
John's dad

нет, весья не

поторопился я распрощаться. хоть и хочется трудностей чужого языка, но и свой просится наружу. бееееее.

посморел несколько фильмов. то ли я скисаю, то ли не знаю, что, но пошел косяк фильмов между плохими и очень плохими. раньше я не возражал, все опыт, но сейчас стало утомлять. примите отчет как черный список.

1. "Полиция, прилагательное", Румыния.

Сделанный явно по призовым следам гиперреализма Смерти гн. Лазареску и 4 Месяцев, 3 Недель and 2 Дней, этот рассказывает историю сыщика, который отрабатывает досье на малолетнего потребителя хэша, но сопротивляется желанию прокурора посадить его. Фильм на тему мораль против закона. Все это тянется битых два часа, атмосферные сьемки дают полный перечень служебных обязанностей инспектора в маленьком румынском городке. В реальном масштабе времени. Глядя такие фильмы у меня начинает волноваться инстинкт самосохранения: На два часа я приблизился к заветному порогу, узнав за это про немощеные дороги, штакетник, хрущобы, нейлоновые куртки и манеру курить в горсть. Все это безусловный неосознавший себя абсурд, который возвышается до классического ровно в одной сцене: инспектор приходит домой и садится есть. Он ест, а камера тщателъно, всеми 32мя зубами, пережевывает это зрелище. В это время в соседней комнате молодая жена, училка, слушает полюбившуюся ей попсу. Пожилой визгливый голос поет о любви на гнусной кухонной латыни румынского языка под гнусную мелодию сродни Молдаванеску. Только у лукавого мафусаила-Оливейры и здесь я встречал музыкальные номера, вставленные в фильм полностъю. Инспектор вяло просит жену сделать потише, а она энергично требует, чтобы ей дали дослушать. Ужас всего этого поспорит с кошмаром Маленькой Веры. Внутренние органы просто крестятся в ужасе. Организм в итоге отвечает на это защитным смехом. Это пострашнее, чем смертоносная анархия в Уганде (см. хороший фильм "Белый Материал" Клэр Денни).

Глубоко неудовлетворительно, короче. Прав Стивен Кинг (и еще двести теоретиков/практиков): если нет истории, то лучше не надо. Есть конечно всякие там Антониони, у которых истории как бы и нет, но есть что то такое, какая то модель для сборки, пища для живого ума. Здесь же просто кубик Рубика из отходов.

2. "Белые и красные", Венгрия.

Человек решил гуманитарно осмыслить гражданскую войну в России и участие в ней мадьяр. Дело хорошее, но получилось напыщенно и глупо. Театральность, дзэновость, достойная лучшего применения, натурализм явно в пику современной фильму киноцензуре (пики быстро притупляются). Опять таки, нет связной и захватывающей истории, а есть надоевшая атмосфэра. Слава богу, Голливуд окончательно проел дыру в озоновом слое кино; я не очень слежу, но последнее время вижу мало новья, снятого в расчете на то, что материал сам себя вывезет - просто потому что снят. Люди стараются не слишком удаляться от литературы в концептуальную визуальность.
Самое яркое воспоминание от фильма, как по очереди то белые, то красные отправляют друг друга в расход. Обычно это пленные, часть из них определяется в смертники, им приказывают "руки вверх" и отойти в сторонку. Иногда отошедших в сторонку перед тем, как расстрелять вежливо просят перейти еще на несколько шагов куда нибудь. Постепенно это глупое перестраивание с поднятыми руками приобретает характер назойливого тика. Тоже, разумеется, абсурд. Явно не входящий в планы режиссера. Его симпатии отданы красным и примкнувшим к ним венграм. Он даже Николая Козакова ввел для большего героизма и польскую актрису с передовыми взглядами, чтобы не постесняться показать камере грудь, а зрителям сочувствие красному делу.

С абсурдом тут не все очевидно. Как только на сцену выходит гуманизм, так абсурд тут как тут. Я не совсем понимаю механику. Предположительно так: гуманизм низводит жизнь до ее базовых составляющих, почти до биологических процессов. Можно сказать, что самый гуманистический вгляд на человеческое существование у какой нибудь оральной флоры. Теперь вообразим, что сказала бы оральная флора на тему гражданской (или любой другой) войны: абсурд!

3. "Четвертый", Голландия, Поль Верховен.

К сожалению Верховен не оправдал возложенных надежд. "Парни" ничего, Турецкие Сласти" хорошо, "Солдат Оранжских" неплохо; на четвертом из его голландских фильмов я сломался. Бред, фигня, чепуха и глупое мракобесие. Было бы еще туда сюда, если бы он поосновательнее взялся за порно, но порно образца 1978 года явно поела моль.

4. "Опера" Италия, Дарио Арженте.

Если любить Дарио, (а как его не любить?) то можно хавать все, что им сделано. Но у этого есть куча своих достоинств, не только автор. Не последнее, это сцены из Макбета (явно поставленные только для этого кино) с охуительной сценографией и голосом Марии Каллaс. Вам, к сожалению, судьба не преподнесла этого подарка, но я, глядя на действие, разворачивающееся в роскошном театре, опознал "Театр Аргентина" в Риме. И заново пережил в подробностях Отелло, поставленный там Некрошусом. Два спектакля по цене одного.

Пока все.

free counters
John's dad

некое

постепенно - не надо и пояснять, и так ясно - отчаливаю отсюда, несмотря на милых друзей и найденную колею.
а почему? вот это не совсем тривиально.
когда то я начал писать (это слишком торжественно, лучше сказать, записывать), потому что это было труднее, чем помалкивать, или говорить. теперь открылась возможность писать на елезнакомом языке (тоже, конечно, записывать). и это слегка труднее, чем на родном. это то и манит. ведь не корысти же ради, а токмо
John's dad

кино без границ

после сериального запоя вернулся к нормальному кино. очень хорошо смотрится с отвычки.

Пазолини "Сказки 1001 ночи".

Если сериалы приучают и приручают - и в этом их сила и слабость, то фильмы надо смотреть, как пить крепкий кофе, споласкивая рот после каждого глотка. С Пазолини у меня так и получается. От просмотра до просмотра я забываю его манеру и каждый раз заново поражаюсь. У него кино с мускулами, оставшимися от немого синематографа. На экране пиздят, но это на уровне шумов и музыки; в основном от тривиальности говоримого, отчасти от нарочито театральной декламации. Действие же идеально киношное. Интересное такое двухголосье изображения и речи.

Про то, что красивее этого фильма вообще ничего не бывает, я умолчу.

Шаброль "Les Bonnes Femmes".(Французские девушки)

Очень красивый и фотографически очень правильно проявленный фильм. Так хорошая черно белая фотография должна набрать силу черного в тенях, оставить белое в светах и сохранить всю жемчужно пепельную гамму серого посредине. Ясно, что это французская новая волна, и что рядом резвятся Мелвиль, Годар, Трюффо и прочие, но почерк отдельный, история наивная и колеблющаяся на грани исчезновения. Есть некоторая фабула и даже криминальный сюжет, нужный филъму в той же мере, что и убийство старухи нужно Пиковой Даме. Достоевщины, однако, не бздите, нет ни капли, а есть симпатичная пристальность, с которой парижане сидят снаружи своих дурацких кафе и лениво оценивают проходящих и усилия, необходимые для того, чтобы затащить отдельные образцы в койку.

Верховен "Spetters" (Голландкские парни)

Начало идиотское,.. и продолжение идиотское. И окончание не бог весть, что. Но скверного осадка нет. Даже, пожалуй, и хороший осадок. Это такой Grease, и Pretty in Pink, итд, только грубее и откровенней. Вплоть до порнографии, которая не ради порнографии сфотографирована, а потому, что из песни слова не выплюнешь. Плюс местный колорит малоизвестной Голландии. Которая тут не открыточная, а правдиво-отвратительная, как и любая страна, где живут люди, сморкающиеся в рукав и кидающие мусор мимо урны.
Чем дальше от фильма, тем лучше осадок. Пропали малосущественные детали, действовавшие на нервы во время просмотра, а остается история, рассказанная быстро, без нравоучений, позерства и прочей ерунды. Я кажется впервые соединил вместе разные фильмы Верховена, виденные в разное время, и стал его энтузиастом.

free counters
John's dad

сослагательное наклонение

когда то на меня произвело большое впечатление рассуждение Герберта К Честертона о Савонаролле. Цитирую по памяти:

"В его защиту говорят, что он сжег не так уж много картин. Надеюсь, что достаточно, и жаль, что не больше"

Применяя это к скандалу с Триером, последние копья ломаются из за того, что, якобы, за плохое поведение маэстро Меланхолии отказано в прокате в ряде стран, включая Штаты.

Боюсь, что это враки, и жалею об этом. Все равно увидеть ее не было бы проблем, а зато денежные мешки на секунду поступились бы наживой ради принципов.

Поживем увидим. Все, что я нашел, это (опять таки якобы) официальную дату релиза в Штатах: 4 ноября.

free counters